August 31st, 2020

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ФРАНСИСКО ГОЙЯ. МАХА ОДЕТАЯ/ МАХА ОБНАЖЕННАЯ
Часть 4. МАХА ОБНАЖЕННАЯ: КОСЯКИ


Обычно искусствоведы отмечают прекрасное знание художником анатомии, а также его превосходное умение передать характер персонажа. Очевидно, что маха Гойи подчеркнуто нескромна, она гордится своим прекрасным телом, которая она сумела сохранить даже после родов, на что указывает темная полоса на животе (спасибо моим читателям, которые обратили мое внимание на эту яркую деталь), Вероятно, она относится к тем темпераментным, шаловливым и весьма изобретательным женщинам, которых многие мужчины мечтали бы заполучить в качестве любовницы или даже постоянной спутницы.
Тело героини подчеркнуто выделяется среди белых простыней, эффектно контрастируя с остальным более темным фоном. Она кажется настоящей жемчужиной, заключенной в невзрачную раковину. В этой работе Гойя помимо типичных для него отдельных энергичных мазков для обработки тела использовал растушевку. Темная зелень обивки кушетки контрастирует с бело-розовой кожей, и фигура махи кажется подвешенной в темном пространстве, которое оно как бы освещает. В общем, этот портрет кажется почти совершенным.
Но при более внимательном изучении картины, появляются и некоторые вопросы, становится очевидной некоторая небрежность художника, который не смог или по какой-то при чине не захотел исправлять очевидные ошибки и недочеты.
Во-первых при более внимательном изучении фигуры героини становится очевидно, что верхняя и нижняя части ее тела несколько не соответствуют друг другу. Грудь явно принадлежит более крепкой женщине, а бедра и ноги – более изящной. Вполне может быть, что Гойя использовал двух натурщиц для работы над телом, а голову писал уже с Пепиты Тудо.
Далее бросаются в глаза слишком маленькие ступни ног махи. Предполагается, что Гойя сознательно уменьшил естественный размер ног и изобразил идеально стройные лодыжки, чтобы подчеркнуть аристократическое происхождение своей модели. Однако с точки зрения классических пропорций (отношение ступней ног к ладоням: 1 ступня должна равняться 4 ладоням), ступни все же написаны неверно. Хотя авторитет Гойи настолько велик, что даже самые яростные его критики оставляют за ним право допускать некоторые вольности в пропорциях, если это соответствовало его замыслу.
Маху одетую писать было определенно проще, чем обнажённую, поскольку написание одежды в принципе дает художнику гораздо больше технических возможностей, оставляет бóльшую свободу кисти. Возможно, именно поэтому при работе над махой ню Гойя увеличил количество подушек за ее спиной с двух до четырех. Но это добавление фона только прибавило ему проблем.
Линия темной подушки уходит прямо под низ овала груди, причем в ту же точку уходит и линия края подушки, а из полукруга подмышки правой руки выступает полукруг белой подушки, дублируя форму груди. В принципе, всех этих пластических несогласованностей можно было бы избежать, это явно случайные огрехи, а не сознательно исполненные неправильности.
Возможно, их появление связано с тем, что Гойю в работе более всего интересовали проблемы перспективы, передача объема и пространства, а также забота о том, чтобы эти пресловутые подушки не вылезали на передний план и были связаны с остальными элементами картины по колориту.
И свою главную задачу художник выполнил вполне успешно. Однако он так увлекся процессом передачи натуры, работой с цветом, его благородством, нюансами, что просто не заметил мелких композиционных огрехов. Впрочем, они совершенно не снижают общий высочайший художественный уровень истинного живописного шедевра.